Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Районная централизованная библиотечная система» муниципального образования «Сафоновский район» Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48142) 4-27-08, 8 (48142) 4-27-07

Интервью с Бабуровой Любовью Александровной.

Бабурова Любовь Александровна
Наш Смоленский край очень богат на выдающиеся личности,  которые внесли свой вклад в развитие культуры, образования и другие сферы деятельности. Но если заглянуть в глубинку, то можно заметить не менее значительных и важных людей. К таким людям и относиться наша героиня - Бабурова Любовь Александровна, которая проживает в деревне Игнатково и находится на заслуженном отдыхе.
Всю свою жизнь она провела на Смоленщине, детство было омрачено Великой Отечественной войной. Проработала в школе, посвятив себя своим ученикам, 53 года. За свой труд имеет награды, благодарности, почетные грамоты отдела народного образования, горкома КПСС. В 1967 году она была награждена Почетной грамотой Министерства Просвещения РСФСР. За труд в годы Великой Отечественной войны правительство наградило её медалями:
«За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны»,
«За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 194Ы945гг».
Какой же была тогда жизнь на Смоленщине? Сильно ли отличается от сегодняшней? Это мы узнаем из повествования о «вчерашнем дне» из рассказа-воспоминания Любови Александровны.
«Я родилась 31 июля 1928 года в деревне Реброво Издешковского района Смоленской области. Моя мать, Смирнова Серафима Иосифовна, была заведующей Щелкановской начальной школы, отец был лесничим.
Жили при школе, которая располагалась на отшибе от села в бывшем барском доме. Окончив Щелкановскую начальную школу, продолжила учебу в Семлевской школе на станции Семлево.
В 1941 году, с началом Великой Отечественной войны, занятия были прекращены. Я успела закончить только пять классов. Осенью 1941 года моего отца призвали в армию. Теперь нашасемья состояла из трех человек: мама, я (мне было 12 лет) и мой пятилетний брат.
Здание школы, в которой мы жили, находилось недалеко от железной дороги. Когда началась война, на запад пошли поезда с бойцами, военным вооружением, питанием. Днем было спокойно, но с наступлением ночи начиналась бомбежка - обстрел этих поездов. У нас были собраны сумочки, и поэтому когда нас мама будила, мы быстро уходили прятаться в ров. Это продолжалось каждую ночь.
Вязьма - узловая станция. Там располагались поезда с тем, что увозилось на фронт, цистерны с горючим. После налета фашистов Вязьма горела так, что нам были слышны удары от разрывов. Немцы за Вязьмой сделали большое окружение, в которое попали и мы.
В лесу находился полевой госпиталь и окровавленное белье пришлось стирать моей маме. На следующий день бойцы привозили новое, а забирали чистое. Но это продолжалось недолго.
Мне помниться, что возле школы было очень красивое место: две липовые аллеи и посажен сад до железной дороги. С запада наши солдаты выгоняли скот и вели в сад, чтобы он не достался в руки врагу.
Однажды в школе остановился штаб русских и маму вызвали как заведующую, обратились к ней с просьбой, чтобы она довезла их окольными путями до Семлево. На следующее утро мама ушла, оставив нас одних. Вернулась вечером. Потом все стихло. Ни бомбежек, ни выстрелов, словно затишье перед бурей. Её знакомая (тоже учительница) пошла в деревню и узнала, что идут немцы. Оставаться в школе нам было небезопасно, поэтому мы пошли в деревню Реброво, захватив с собой самое необходимое (сколько смогли донести). Когда мы (я, мама, брат и учительница с ребенком) пришли в деревню, то остановились у одной хозяйки. Хозяйка оказалась очень доброй. Я до сих пор вспоминаю эту женщину хорошим словом. На следующий день на месте нашего дома-школы появились немцы. Вернуться назад и взять какие-то свои вещи было уже невозможно.
Мы уже были наслышаны о зверствах немцев, поэтому очень их боялись. Сидели тихо, спрятавшись в чулане. К счастью на этот раз серьезных ситуаций и потерь не%возникло. Но с улицы до нас доносились всевозможные звуки, писки и крики животных -это хозяйничали немцы. Они ловили кур, резали поросят, готовили еду на кострах, парили, жарили... Расположение немцев на этом месте было недолгим.
Мы остались без средств к существованию. Деньги в то время никакой роли не играли, вещи тоже. Главное - продукты. Взять их было негде, так как магазины не работали. Маме пришлось идти попрошайничать к деревенским, чтобы как-то нас прокормить.
Хозяйка у которой мы остановились посоветовала моей маме сходить к старосте (немцы в деревне выбрали старосту), принести ему какую-нибудь вещь, чтобы он мог дать несколько снопов колхозной ржи. Мама так и сделала. Ржаные снопы мы помолотили. Собрали намолоченное с мусором зерно и этим питались, чтобы не умереть с голоду. Это была первая зима. Потом вероятность умереть с голоду была меньше, потому что когда пришла весна, то каждый человек в деревне дал по картофелю, для того, чтобы мы посадили в огороде. Летом собирали головки клевера, корни болотного аира, кору деревьев и употребляли сырыми. Бывало, что по весне собирали с поля то, что осталось с зимы. Не было совсем соли - это было очень тяжело.
Годы оккупации были тяжелыми. Части немцев одна сменяла другую. Зимой они останавливались на квартирах, загоняя хозяев в чуланы.
Однажды произошел такой случай. Немцы стояли в доме, где проживали и мы. Потом пришли другие немцы и уселись на лавку. Я вышла из своего угла. Почему я это сделала? Сама не знаю. Ведь мы их очень боялись. Один немец встал, схватил меня за шиворот, потянул к хозяйкиной кровати, привязал к ней за косы. Направил на меня автомат, а другой немец фотографировал. Тут выскочила мама, немец откинул её. Так продолжалось со следующими немцами. Каждый сфотографировался по очереди. Вот так они развлекались. Могло быть и хуже, ведь не выстрелили, отпустили.
Перед тем как нашим освободить нас прошел слух, что немцы уничтожают все в деревнях. Это был конец февраля - начало марта. Кто сильнее, крепче - ушли в лес. Остальные, отойдя от хат, выкопали окопы. Еды не было. К вечеру подошел карательный отряд. Они убивали все, что шевелиться, но жителей не было - все спрятались. Немцы факелами поджигали дома. Соломенные крышивспыхивали, словно спичка. Когда немцы ушли, люди вышли из укрытий, обнаружили целыми два дома. Около сорока жителей деревни расположились в этих оставшихся домах. В тесных, антисанитарных условиях люди стали болеть тифом. Я не болела, а мама переболела. Я за ней ухаживала. С котелком в руках, у солдат с полевой кухни просила супчик для мамы.
В марте 1943 года деревню освободили. Потом быстро организовались власти, стали нам помогать. Давали на каждого едока 8 кг. овсянки.
Годы оккупации передать словами нельзя - это надо увидеть и пережить.
После оккупации население тщательно проверялось правоохранительными органами. Но люди, находившиеся в оккупации, не были замечены в связи с немцами. Летом 1943 года мать Серафима Иосифовна была снова назначена заведующей Щелкановской школы. Но так как здания не было и время было военное, мать обязали к сентябрю построить школу, местные жители назвали это народной стройкой. Ей было выделено несколько килограммов гвоздей и ящик стекла. Строили школу женщины: ходили в лес, пилили, возили на быке бревна, сами составили сруб, покрыли соломой крышу. К сентябрю школа была построена. Работы по строительству велись бесплатно.
Подростков посылали на работу, в том числе и меня. Сначала работали в колхозе, копали лопатами землю, на себе таскали борону. Из деревни Алферово носили семена. Летом 1943 посылали работать на трассу «Москва-Минск» (5-6 км от деревни Реброво). Мы засыпали воронки от авиабомб кусками разрушенного полотна и камнями с утра до вечера. Потом нас перебросили на строящийся запасной военный аэродром в деревне Березки. Так как мы были малы, то убирали площадь от пней, коряг...
Осенью я продолжила обучение в школе. В школу ходили гурьбой по железной дороге за 7 километров, на станцию Семлево, там была семилетняя школа. 8, 9, 10 классы училась в Издешковской школе. Одевались очень плохо. Мама сшила мне брезентовые тапочки, я в них ходила до самого снега. Из школы мы с ребятами летели к хвосту пригородного поезда. Часто не успевали. Тогда оставались ночевать у печника. Потом ездили на подножке поезда. Ехали до Реброво. Там остановки не было, прыгали по одному под откос. Нас относило ветром и было очень страшно.
После окончания школы, я поступила в Смоленский пед.институт на очное обучение, но средств на учебу не было и жить было негде. Тогда пришлось перевестись на заочное обучение.
В сентябре 1948 года приехала домой и мне предложили работать математиком в Игнатковской школе. Когда я приехала в Игнатково, мне не понравилась сама деревня: болотистая местность, домики плохие, магазина нет, бездорожье, транспорта нет. Нашла директора и на следующий день приступила к работе. Здания школы не было и поэтому с детьми занимались в отдельных 3-4 домах. В каждом классе по 15-20 человек. Во всех старших классах я вела математику. Работать было трудно, но интересно. Школьники старались учиться, большинство училось хорошо. Ученики в Игнатковскую школу ходили из всех ближайших деревень: пешком или на лошадях. Правил лошадью самый старший ученик.
Очень интересно проводилась досуговая деятельность, всевозможные кружки, математические недели, предметные вечера, зарницы. В 50-е годы не было телевизоров, поэтому за каждым учителем была установлена агитаторская деятельность. За мной прикрепили д. Андросово, которая находилась в 3-х километрах от школы. Там заранее была выделена хата, где собиралась вся деревня. Я рассказывала о том, что нового в печати, в мире.
Жила в выделенной мне квартире. Здесь же, в деревне Игнатково, вышла замуж, родился сын Олег. Так же я работала завучем в школе.»
Выслушав такой интересный рассказ, задумываешься о жизни, становишься серьезнее. Сравнивая прошлое время с настоящим, начинаешь понимать и ценить то, что над головой чистое голубое небо, по-соседству нет звука бомбёжки, слышится смех детей и на столе имеется ароматный хлеб.
Провел Бочков Владислав, ученик 6 класса,

читатель Игнатковской сельской библиотеки.

 

 

Не знаете, что почитать? 
Знаменитости рекомендуют 
свои любимые книги.