Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

12 14 16

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Районная централизованная библиотечная система» муниципального образования «Сафоновский район» Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48142) 4-27-08, 8 (48142) 4-27-07

Памятники

 

                                                                                           Село Боровщина


Церковь построена в 3-ей четверти 19 века (1873г.)
Стоит на краю села, на спуске к лесной ложбине, в которой протекает река Вязьма.
Кирпичные стены оштукатурены. Фасады исполнены в духе позднего классицизма и общее объемное построение соответствует русскому стилю.
Широкий одноярусный четверик храма, увенчан декоративным пятиглавием (деревянная конструкция с металлической нашивкой). Вплотную к четверику приставлена двухъярусная шатровая колокольня (восьмерик на четверике). Прямоугольный алтарь намного уже храма. Северный и южный фасады разделены лопатками на 3 части. В средней зоне помещены глухие арочные окна, а в боковых - арочные световые. Фасады завершены фронтонами.
Внутри церкви 2 нефа разделены по оси здания парой столбов, соединенных между собой и со стенами арками. Вход в храм один - по линии столбов. Углы основного помещения срезаны (по западным в полукруглых нишах стояли печи).


                                                                                                 Деревня Сумароково
Церковь Архангела Михаила сооружена на средства прихожан и священника Тимофея Кирилловского в 1829 г. В трапезной расположено два придела с престолами, в честь Столобенского и Иверской Божьей Матери.
фото 5
Церковь находится в центре села, окружена деревьями. Кирпичные стены оштукатурены. Во второй трети 19 века расширена трапезная. В 20 веке облик здания был искажен разборкой верхних объемов храма и колокольни, распиской многих проемов и перепланирован интерьер.
Из-за отсутствия главы храма и верхних ярусов колокольни, одноэтажный объем церкви примерно одной высоты во всех своих частях. Нарушена первоначальная взаимосвязь помещений из-за полной внутренней перепланировки здания. Использовался храм под склад и больницу.
К невысокому одноцветному четверику, квадратному в плане, примыкают полукруглая абсида и прямоугольная трапезная, сильно вытянутая с севера на юг. Уцелевший ярус колокольни, включенный в объем трапезной, слегка выступает на западном фасаде как ризалит с западающими округлениями.
Фасады храма имеют вид портиков из четырех тосканских пилястр, соединенных уступчатой полкой над прямоугольными проемами.

Стены других объемов членятся лопатками (без огибания угла), над которыми проходит упрощенный неполный антаблемент. На западном фасаде окна с лучковыми перемычками огибает мелкопрофилированная тяга под проемом.
Алтарь перекрыт конхой. В трапезной, разделенной на ячейки четырьмя арками (продольными и поперечными) своды коробковые. Нижний ярус колокольни перекрыт крестовым сводом.
                                                               

                                                                    Село Николо-Погорелое
На известном портрете Барышникова выполненным Тропининым, видна на заднем плане усадьба - барский дом, кустарники, цветники, спускающиеся террасами к реке. Темнеющий массив марка оттеняет дом и виднеющуюся слева обычную сельскую церковь. Рядом с ней высится круглый с колоннами храм, венчающий собою прибрежный холм. Этот романтический пейзаж - не досужая выдумка художника, заполнившего свободное место на холсте, а реальное изображение главной смоленской усадьбы Барышниковых - Николо-Погорелого.

Ротондальний храм, изображенный на портрете, - одно из лучших произведений русского классицизма. И. И.Барышников выстроил его в память своего отца как мавзолей. Его автором является М. Казаков, построивший для тех же Барышниковых их известный дом на Мясницкой (ныне ул. Кирова) в Москве.

Форма классического круглого храма - ротонды привлекала к себе Казакова на протяжении всего его творчества. Еще в 70-х гг. XVIII в., когда мастер вступает на самостоятельный путь творчества, он создает ряд произведений, где им последовательно разрабатывается привлекшая его внимание тема. В этих ранних зданиях еще ощущаются типично барочные приемы, нередко усложняющие основную композицию. Церковь в Виноградове, главный круглый зал Московского сената, усадебный дом в Петровском (близ ст. Алабино), церковь Филиппа митрополита на Мещанской в Москве - вот круг зданий, где зодчий осуществляет свои первые попытки создания классически строгой и ясной формы. Мавзолей в Николо - Погорелом завершил эти искании, породив в свою очередь произведения последних лет жизни московского мастера - церковь Вознссения на Гороховой, храм Голицынской больницы и церковь Иоанна Предтечи "в Казенной".
Несмотря на ясную гармонию архитектуры мавзолея Барышникова, Казакову потребовались годы упорного труда и исканий, чтобы создать это одно из лучших своих произведений. Бесспорно, что барочные основы школы Ухтомского, совместная работа с Баженовым и в особенности практические указания французской книги Нефоржа по архитектуре, к которым не раз обращался мастер, играли значительную роль не только в его творчестве, но и в привлекавшей его внимание теме. Зал Московского сената, созданный Казаковым в 1776 г., предопределил дальнейшую его работу над ротондальным храмом. Круглый колонный зал, обрамленный с внешней стороны тосканской колоннадой, расположен на втором этаже. Первому же этажу придан характер высокого подия. Над колоннадой высится широкий барабан купола с арочными окнами. Положение зала в сложном по плану здании, а также характер его внешней архитектуры говорят о том, что Казакова привлекали не палладианские мотивы, а образцы римского высокого Ренессанса.
Классическая ясность и простота знаменитого вичентипца не заставляли учащеннее биться сердце Казакова. Его архитектурные идеалы принадлежали иной эпохе.
Одновременно с постройкой Московского сената Казаков вел и постройку церкви Филиппа митрополита на Мещанской.
Внимание привлекает внутренний облик храма Филиппа митрополита, позволяющий предугадать дальнейшее направление творчества мастера. Мощные каннелированные ионические колонны подымаются во всю высоту храма. Они кольцом охватывают его внутреннее пространство.
Их капители, кессонированный купол, лепные розетки и т. д. прорисованы уверенно и сильно. Здесь нет и тени той нежности, даже хрупкости, которые свойственны отдельным частям наружного архитектурного убранства здания. Таким образом, зал Московского сената и церковь Филиппа митрополита были непосредственными предшественниками ротонды в Николо Погорелом. Они определили архитектурный облик этого произведения, ставшего одним из выдающихся памятников русского классицизма.
И. С. Барышников умер в 1782 г., передав огромные богатства своим наследникам. Его сын, И. И. Барышников, известный крепостник своего времени, решил увековечить память отца сооружением грандиозного надгробного храма, создание которого было поручено Казакову. Работы по постройке мавзолея продол жались восемнадцать лет - с 1784 по 1802 г. Совершенство, тщательность исполнения и обилие украшавшей мавзолей скульптуры обусловили столь длительный срок его постройки.
Проект мавзолея может, следовательно, датироваться 1783 -1784 гг., то есть годами, когда творчество знаменитого московского зодчего стояло в зените. По своим архитектурно-художественным качествам это здание принадлежало к тому кругу произведений, который составляет гордость русского искусства, поражает изысканным совершенством своих форм, глубиной образа, безупречностью выполнения. Этот изумительный храм погиб в сентябре 1941 г., когда немецкие войска, прорвав оборону под Смоленском, рвались к Москве.
Приступая к выполнению полученного заказа, Казаков, естественно, исходил из тех идей, над которыми ему уже не раз приходилось думать. Созданные им здания вносили свои архитектурные коррективы, помогая с каждым разом добиваться все лучших результатов. То, что было осуществлено в архитектуре внешнего объема сенатского зала Кремля, и то, что так удалось внутри церкви Филиппа митрополита, как бы слилось воедино, породив произведение исключительной силы и непреходящего обаяния. В названных произведениях Казаков стремился к разрешению больших и сложных архитектурных задач; в мавзолее Николо Погорелого он достиг совершенства зрелого мастерства. Долголетние поиски вылились в создание классического по форме, величественного и спокойного здания.

Казаков воплотил в мавзолее Николо-Погорелого не столько идею вечной памяти об усопшем, скорбное чувство о навеки ушедшем, сколько идею вечности, живой, полной жизни и радостного восприятия мира. Здесь Казаков оказался не одиноким. Шубин, его товарищ по работе над мавзолеем, разделил его идеи. Это сказалось в тематике барельефов, в таком щедром изобилии украшавших это чудесное, почти не знавшее себе равных произведение.
Круглое в плане здание, охваченное ионической колоннадой, словно венком, завершенное спокойной полусферой купола, олицетворяло великую, вечно юную идею о возрождении человеческого духа на путях к гармонии и совершенству. Здание мавзолея поставлено на высокий и широкий подий. Редко расположенные небольшие квадратные окна последнего темными пятнами своих проемов оттеняют гладкий, ничем не расчлененный массив этой части здания. Легкая обрамляющая решетка еще больше усиливает тяжесть, весомость подии. Он венчает инертной массой слегка подсыпанную вершину холма, длинным скатом спускающегося к Днепру.
Низкому основанию, подию, вторит цилиндрический объем самого храма. Здесь осуществлена не только музыкальная разработка избранной темы, но и сознательно поставлена задача гармонического противопоставления. В отличие от гладкого белокаменного подия архитектурные членения храма основываются на нежнейших сочетаниях раз личных форм и цвета.
Гладкие ионические колонны хороводом обходят храм кругом. Вторя их стройным линиям, стены расчленены вертикальными филенками. В их рисунок органически вливаются белые пятна плоских барельефов Они оттеняют архитектурное значение сдержанно обработанной стены, ее основную роль в тектонике здания. Колонны не прижаты к стене, но и не отставлены от нее настолько, чтобы дать возможность окружающему пространству, свету и воздуху свободно проникнуть за них. Колонны мавзолея в Николо - Погорелом не столько несущая часть сооружения, сколько его органическая деталь. Они существуют для максимального выражения пластического начала здания. И в них звучит основная музыкальная фраза, пронизывающая все сооружение. Круглый подий, круглый храм, цилиндрические стволы колонн, легко и свободно возносящихся к плавно изгибающемуся по кругу антаблементу, венчающему ступенчатый кольцеобразный аттик, полусфера купола. Колонны мавзолеи выглядят словно круглые скульптуры. Это впечатление достигнуто и их постановкой, и наличием барельефов, которые располагаются между ними на стенах здания. Барельефы, чередуясь, помещены то над большими окнами, то занимают место окон второго света. Благодаря этому избранная архитектурная тема не нарушается, но в нее вносится то разнообразие, которое исключает монотонность.
С редким совершенством осуществлен двухколонный входной портик в антах, к которому ведут два марша спокойной лестницы. Ее наклон соответствует скату круглого в плане холма на котором стоит мавзолей. В отличие от остальной колоннады колонны портика поставлены шире, свободнее. Они дальше отстоят от стены, давая доступ свету и воздуху в расположенную за колоннами лоджию. Барельефы, украшающие лоджию, расположены вверху, а также и на антоновых стенках. Это создает здесь то единство, которым проникнуто все произведение. Колонны портика по своей пластичности легче сопоставляются с круглой скульптурой, играя роль своего рода кариатид.
Теми же чертами обладает и завершение мавзолея. Ступенчатый аттик, люкарны купола, своеобразный постамент под четырехконечным крестом, напоминающий базу и нижнюю часть гигантской каннелированной колонны, большой медный вызолоченный шар в подножии креста - все эти детали не только проникнуты общим для всего здания ритмом и лейтмотивом круга, но и передают пластичность и мягкость трактовки, столь свойственные архитектуре мавзолеи. Антовые стенки портика, на первый взгляд противоречащие общему замыслу ротонды, при ближайшем рассмотрении оказываются той тонкой деталью, которая одновременно и выделяет портик, и связывает его с основным зданием в единое целое.
Наличие значительного количества барельефов как снаружи, так и внутри и самый характер архитектуры делают мавзолей своего рода образцом архитектурной пластики, подлинным меморативным сооружением, отвечающим основной заложенной в нем идее.
Если мавзолей в Николо - Погорелом был создан Казаковым не как надгробное сооружение, проникнутое мыслью о смерти, а как увековечение идеи о вечно возрождающейся жизни, то внутри храма-мавзолея Казаков стремился воплотить нечто иное. Здесь все должно говорить о смерти, о скорби по утраченному. Жизнерадостная наружная цветовая гамма - густо-розового и белого - заменяется притушенными тонами серого, оливкового, серовато-желтого и розового. Подчеркивая роль архитектурно- скульптурного надгробия со склоненной фигурой плакальщицы, рыдающей над гробом, и медальоном умершего, Казаков заменяет колонны плоскими пилястрами. Внутреннее пространство круглого храма делается от этого шире, выше, значительнее и величественнее. Но, переходя к плоской трактовке ордера. Казаков не нарушает единства внешнего и внутреннего. Подчеркивая значение внутреннего пространственного объема, он увеличивает его за счет уменьшения и утяжеления внутреннего коринфского ордера. Барельефы по-прежнему играют большую роль в архитектуре. Они располагаются в два ряда, вверху под антаблементом и на нем, не отвлекая внимания от надгробия, расположенного внизу у северной стены храма. Но если снаружи они не выделились на собственном фоне, будучи вместе с ним окрашены в белый цвет, то внутри они располагаются на тонированной плоскости, повышающей их значение в архитектурном убранстве и выделяющей их белый силуэт.
В противоположность сдержанному величию внутренней архитектуры мавзолея и его пространственного объема Казаков придает алтарю вид легкого, почти невесомого сооружения, напоминающего садовую беседку. Гигантская портальная арка, выполненная из дерева - белая с золотом, - опирается на парные колонны. Она легко и свободно устремляется ввысь, к куполу. Низкие царские врата вставлены между колоннами надпрестольной сени, стоящей в проеме высокой арки. Необычайная воздушность и легкость свойственны внутренней части мавзолея. Свойства материала (дерева) как в несущих частях, так и в орнаментах использованы здесь в совершенстве. Купол сени, выполненный из ниспадающих по кривой золотых лучей, как бы парит над ее тонкими, хрупкими колонками. Легкие золотые арабески, знакомые нам по "золотым комнатам" Демидовского дома в Москве, украшают портальную арку, архитрав надпрестольной сени и другие части алтаря. Все здесь легко, свободно и радостно, словно луч ворвался в сумрачное и печальное помещение, где все мысли витают вокруг смерти и умершего. Этот контраст не случаен. Он сделан Казаковым сознательно, чтобы напомнить вошедшему о вечной радости нескончаемой жизни, о том прекрасном мире, который лежит за стенами храма. Не случайно и то, что место погребения находится не здесь, а внизу, внутри подия, сделавшегося семейной усыпальницей Барышниковых. Помещая в мавзолее надгробие-кенотаф, Казаков свободнее решил внутреннюю часть мавзолея и создал вдохновенное произведение, один из прекраснейших памятников русского классицизма.
Рядом с именем Казакова - творцом мавзолея в Николо-Погорелом - должно быть поставлено и имя Шубина, выполнившего богатейшее скульптурное украшение здания.
Несмотря на гибель и распыление Николо-Погорельского архива в конце XIX в., авторство Шубина устанавливается сравнительно легко. Еще в 1779 г. он выполнил бюст И. С. Барышникова.
Внешнее скульптурное убранство мавзолея состояло из пяти горельефов, расположенных в лоджии, и плоских одно- и двухфигурных барельефов, украшающих стены мавзолея. Высоким качеством отличались горельефы портика, преимущественно центральные: "Обретение скрижалей", "Явление Троицы Аврааму" и "Обретение младенца Моисея в Ниле". Несмотря на полную композиционную законченность каждого горельефа, все они связаны в своеобразный скульптурный триптих.
Для того чтобы уравновесить общую композицию барельефов, скульптор помещает три фигуры юношей-ангелов центрального горельефа справа, а коленопреклоненную фигуру Авраама - слева. Между ним и юношами-ангелами проходит средняя ось общего центра. Фигуры юношей-ангелов правой части центрального рельефа и девушек правого рельефа уравновешивают многофигурный левый горельеф и фигуру Авраама левой части центрального горельефа. Единство целого при целостности композиционного решения каждой части, осуществлено здесь с подкупающим совершенством.
Весь триптих проникнут непосредственным движением, чувством. Все здесь правдиво, далеко от условности и погони за нарочитой ком-позиционной сложностью. Это прекрасно выражено в "Обретении Моисея", где группа склонившихся к корзине с младенцем девушек не только естественна в своем порыве, но вызывает какую-то трепетно-нежную мелодию, настолько музыкальны все ее движения.
В рельефах Николо - Погорелого нет ни намека на композиционную связанность, на условность трактовки даже в менее удачных фигурах. Одноплановость или двуплановость, столь свойственные Мартосу, здесь не имеют места. Везде действие развернуто в нескольких планах.
В то же время мы не найдем здесь нарушения барельефной плоскости, игры на эффектах беспредельной глубины, столь присущей искусству барокко. Скульптурные сцены развертываются естественно. Фигуры дальнего плана или архитектурный пейзаж размещаются там, где это требуется для подчеркивания происходящего действия. Каждый рельеф построен по принципу возможно свободной и естественной трактовки сцены. Это в одинаковой степени относится к барельефам внутри мавзолея, хотя особенность их положения в менее освещенном пространстве заставила прибегнуть к несколько иной трактовке фона и самих фигур.
С русской надгробной скульптурой неразрывно связано имя Мартоса. Известно, какую большую роль сыграла форма пирамиды в погребальных сооружениях русского классицизма и в творчестве прославленного мастера. Достаточно назвать надгробия Собакиной, Брюс и др. Однако пальма первенства в применении этой формы русскими мастерами принадлежит не Мартосу, а Шубину. Еще 2 мая 1769 г. Шубин писал из Парижа о сделанных им работах: "Мосоле, состоящая из группы двух мальчиков и одной женщины, помещенные с их приличностями на некоем пьедестале, которая мосоле с основания присовокупляет к себе некое число ступеней, а в конце возведен обелискою".
Надгробие И. С. Барышникова соответствует тому, о чем пишет Шубин, и противоречит приемам, выработанным Мартосом. Здесь еще со значительной силой видны композиционные приемы, восходящие к искусству барокко: обелиск и фигура плакальщицы поставлены на высокий объемный пьедестал, именно еще обелиск, а не пирамида мартосовских памятников. Сам пьедестал представлен в виде саркофага, что повышает общую выразительность памятника. Саркофаг в свою очередь поставлен на цоколь, стоящий на двух ступенях,- последнее усиливает архитектурную сторону памятника. Наконец, перед саркофагом помещена значительная по рельефу стела с мемориальной надписью. Она поднимается выше нижней линии крышки саркофага, чем достигаются общее единство и вертикальная направленность памятника. Последнего свойства мы не найдем в классических надгробиях зрелой поры, где композиция почти неизменно строится на отчетливо выраженных горизонтальных поясах.
Цветовая гамма памятника из серого, белого, розовато-серого мрамора ближе всего к нежной цветовой гамме раннего классицизма, когда еще достаточно отчетливо ощущалась любовь к многоцветности, правда, приглушенной, исходящей от позднего барокко. Объемная трактовка саркофага, горельефность стелы с чеканными золотыми буквами надгробной надписи и т. д. создают те стилистические приемы, которые связывают надгробие-кенотаф Барышникова с барельефами самого мавзолея.
Творческое единение Шубина и Казакова в работе над мавзолеем в Николо - Погорелом говорит об одинаковых принципах и художественных идеалах обоих мастеров.
Они творили в атмосфере взаимного понимания. Пластическая мягкость фигур, нежность их трактовки, естественность поз и непосредственность чувств, известная романтизация образа шубинских произведений - все это было близко и дорого Казакову, жившему теми же идеалами и представлениями.
Гибель мавзолея в Николо - Погорелом - это не только гибель первоклассного памятника русской архитектуры XVIII в., это незаживающая рана, нанесенная русскому художественному гению.

                                                                  Село Гжель
Село расположено недалеко от Истомина - одно из древних сел Смоленщины, являлось в 16 веке центром обширного стана, куда входило более ста населенных пунктов. Здесь было два храма. Один построен в 1751 году приходскими людьми, второй храм построен в 1758 году помещиком Якушкиным во имя святого мученика Андрея Стратилата. Здесь была усыпальница древнего рода Якушкиных, в соседнем Жукове жил знаменитый декабрист И.Д.Якушкин, друг А.С.Пушкина. Прихожан в13 селениях 785 мужского пола и 844 женского.


                                                                Село Бессоново
В селе Бессоново был храм деревянный на каменном фундаменте, построенный в 1773 году коллежским ассесором Петром Федоровичем Гриневым. Престолов - два: в честь иконы Знамения Божьей Матери и святых апостолов Петра и Павла. Прихожан: 694 мужского пола и 748 - женского пола. Бессоново получило свою мировую славу во второй половине 19 века, благодаря деятельности Д.А. Путяты, выведшему в своем имении бессоновскую породу скота - гордость многих Всероссийских выставок животноводства.
До 1859 года Бессоново называлось Знаменским.

                                                             Село Третьяково
В селе Третьяково (Волково) было два храма. Один деревянный, на каменном фундаменте, построен в 1762 году капитаном Александром Максимовичем Грековым. Престолов два: во славу Преображения Господня и придел во славу святого великомученика Иоанна Воина. Особенно почиталась икона Почаевской Божьей Матери, считаемая чудотворной. Говорят, что ее посетила Екатерина II во время своего путешествия по России. Храм был разобран в 1928 году, перевезен в Куракино, где была построена школа. Второй храм построен в 1908 году прихожанами из кирпича, изготовленного жителями поселка Алферово на своих 8 кирпичных заводах. Прихожане в 11 селениях было 685 мужского пола и 757 - женского. Храм взорван в 1943 году.
В склепе под храмом похоронен в 1917 году Н.В.Кадосысоев, внучатый племянник А.С. Грибоедова.

                                                              Село Городище
В селе Городище был храм каменный, двухэтажный, построенный в 1795году помещиком Аврамием Ивановичем Анненковым. Но архивных документах значилась деревянная церковь, построенная в 1715 году вотчинником Евстафом Никитичем Брыркиным. Престолов - два. Прихожан в 10 селах 826 мужского пола и 884 -женского. В 1812 году церковь сгорела вместе с французами, которые устроили в ней бивуак при отступлении армии Наполеона.

                                                             Село Негошево
В селе Негошево церковь была деревянная, построенная в 1731 году П.Ф. Гриневым, владельцем Бессонова. Прихожан в 11 селах было 867 мужского пола и 957 - женского. Когда деревянная церковь пришла в ветхость, на ее месте была построена каменная, взорванная в 1943 году.

                                                        Село Богдановщина
В селе Богдановщина храм построен в 1794 году ротмистром Петром Петровичем Вырубовым. На кладбище стоял второй храм, устроенный в 1744 году вотчинником Петром Матвеевичем Вырубовым. Прихожан в 19 селениях: 975 мужского пола и 983 женского. Достопримечательностью этих церквей были пушки, отбитые у французов.

                                                                      Старое село



В Старом Селе (Меньшиково поле) был храм каменный, построенный в стиле зрелого классицизма в 1820 году помещицей Анной Никитовной Щербиной. Кирпичные стены оштукатурены. Церковь Вознесения стоит в окружении деревьев посреди села на высоком холме над речкой.
К высокому круглому объему храма с полукруглой апсидой, завершенному куполом и главкой, раньше примыкала трапезная. Поперечная ось (север-юг) подчеркнута ризалитами с четырехколонными тосканскими портиками с фронтонами. Развитый антаблемент с очень широким фризом подчеркивает монументальность здания. Антаблемент портиков переходит на стены храма, расчлененные сдвоенными тосканскими пилястрами. В нижнем ярусе прямоугольные окна прорезаны по диагональным осям, в верхнем полукруглые окна помещены в прямоугольные ниши.
Внутри здания в восточной стене трапезной устроены две полукруглые ниши: южная была апсидой придела, северная огибала винтовую лестницу на второй этаж трапезной и вела к небольшим хорам. На стенах храма сохранились фрагменты масляной росписи 2-й пол. 19в.
Прихожан в 16 деревнях было: 618 мужского пола и 645 - женского.

                                                                     Село Сережань
В селе Сережани был храм каменный, устроенный в 1780 году майором Михаилом Авдеевичем Радищевым, родственником великого писателя и революционера А.Н. Радищева, отец которого владел несколькими селами в Дорогобужском уезде. Придел устроен в 1835 году поручиком Василием Ивановичем Мергасовым, сотенным командиром Вяземского ополчения в 1812 году. Прихожан в 32 селах было: 1838 мужского пола и 1962 - женского. Мергасов - один из наследников ополченца, продал Ершино С.П. Мезенцеву, который был женат на внучке А.С. Пушкина - Вере Александровне.
Каждая церковь владела земельной собственностью от 38 до 120 десятин. В каждом приходе было от 1 до 3 школ, в которых обучалось в среднем до 50 детей в 1902 году.

                                                                   Село Белый Берег
Получило название от своего местоположения на правом берегу Днепра, а также находящихся здесь меловых камней и белого песка. В селе течет еще ручей Белобережка, а у левой стороны Днепра - река Лютня, неподалеку от села протекает - река Соль, приток Днепра.
Село впервые упоминается в писцовых книгах 1594 и 1505 годах, где говорится "За Тимофеевым сыном Плещеева, что было за Васильем за Даниловым сыном Еремеева, а после этого было за Данилой за Тургеневым, а после Данилы было за Семеном Ступниковым... а в селе церковь. Царь Костентин, да придел Николы Чудотворца, да святых Мученицы Екатерины, а на церковной земле дворов: во дворе поп, во дворе церковный дьячок, во дворе проскурница, во дворе пономарь, да 3 кельи, а в них живут нищие, а питаются они в церкви Божии..".
Упоминается вторая деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца.
Устроена Вяземским помещиком Прокопием Дмитриевичем Жегаловым в 1650 г. Подпись священника этой церкви Стефана и дьячка Макарии находятся под челобитной Вяземского духовника Тихону, митрополиту Сарскому и Подонскому 1695 г., а также под челобитною 1698г. Церковь эта упоминается также в 1774 г. и 1780 г. В 1791 г. епископом Парфением выдан был антиминс в придельную церковь св. Дмитрия Ростовского этого села. В 1869 г. церковь эта со всею утварью пожертвована в с.Княжино (Андреевское). Тепершний каменный, с такою же колокольнею храм, построен владельцем имения Агибалова (на берегу Днепра) ротмистром Иваном Павловичем Жегаловым. Он двухэтажный: внизу главный престол во имя Успения Пресвятой Богородицы, с правой стороны - во имя Божьей Матери Одигитрии, а с левой - во имя св. Николая Чудотворца. Вверху - главный престол во имя святых равноапостольских - Константина и Елены, с правой стороны во имя святого Дмитрия Ростовского, с левой - во имя св. благоверного князя Александра Невского. Грамота на построение этого храма выдана ктитору 24 сентября 1858 г. Строился он в течение 8 лет (1860 -68г.) под непосредственным наблюдением ктитора, ежедневно присутствовавшего на работах с утра до вечера.
21 мая 1885 года тем же ктитором заложено еще 2 теплых придела: преподобного Иоанна Рыльского и Всех Святых. Постройка под наблюдением ктитора продолжалась 3 года.
Храм стоит на высоком гранитном основании, с таковыми же крыльцами с трех сторон. Иконостас в нижней церкви украшен червонным золотом, в верхней - иконостас из дерева с изящной резьбой, мозаичными, зеркальными и из черного дерева украшениями. В придельном храме оба иконостаса дубовые с изящной резьбой и художественною росписью.
Отапливаются приделы двумя большими печами при четырех вспомогательных устроенных при кладке приделов в стенах. Церковь и колокольня покрыты железом, внутри и снаружи оштукатурены и окрашены, вокруг церкви и колокольни каменная ограда, оштукатуренная, окрашенная и покрытая железом.
Ктитор употребил на Крым все свои средства и снабдил как главный, так и предельный храм богатой утварью и принадлежностями, украсил его всем благолепием. Позже он ежегодно жертвовал для храма что-либо ценное... По устроению придельных храмов пришли ему на помощь неизвестный благотворитель царского Села, пожертвовавший принадлежностей на 500 рублей.
При открытии приходского попечительства в 1898 г. он был избран ею председателем, но 28 марта того же года скончался.
Достопримечательные иконы в храме: древняя большая икона св. Николая Чудотворца из старого Храма, особо чтимая прихожанами, которые служат зимою молебны пред нею в домах. Риза на ней из разноцветного стекляруса с серебряным вызолоченным венцом.
Небольшая икона Казанской Божьей Матери в серебряно - вызолоченной ризе с жемчужным венцом. По словам ктитора икона эта - родовая и дошла до него от глубокой древности.
Небольшая продолговатая икона св. великомученика Георгия Победоносца, Иоанна Воина и великомученицы Варвары с частицами мощей сих святых, хранящимися в небольшом серебряно-вызолоченном медальоне в средине иконы. Медальон с частицами мощей, по преданию, принесен женщиною, которой завещала передать его в храм монахиня перед своею смертью.
Из книг замечательны два напрестольных Евангелия с надписью: "Сия книга Евангелия напрестольная, села Белого Берега церкви Николая Чудотворца подписал дому Архиерейского эконом, переменил Рафаил, 1781 г. января 30 дня".
На престоле во имя святого благоверного кн. Александра Невского замечателен древний льняной антиминс из старой деревянной церкви с изображением положения во граде Спасителя и надписью: "Дан 1793 годы месяца августа 12 дня. Священнодействовен Преосвященным Иосифом, епископом Смоленским и Дорогобужским". Приход состоял из 20 дворов. Кроме указанных рек в приходе течет в реке Соль ручей Ивишховка, с озером на котором мельница.
На Днепре в двух верстах от села другая мельница "Агибаловская". К обеим берегам рек, особенно Днепра, тянутся широкою лентой заливные луга.
Занятия людей прихода - земледелие и животноводство, в последнее время льноводство. Зимой жители занимаются также возкой лесных материалов с соседних "Холмовских" и "Покровских" лесопильных заводов (леса в приходе истреблены заводами). Отток молодежи в столичные города учащается. В приходе 3 школы: 2 церковно-приходских и одна земская "Исаковская", открыта в 1912 году.
"В 1812 году французы однажды ночью напали на село и ограбили его. Жители села Вакулино преследовали французов и отбили награбленное. Французы приходили в село небольшими партиями несколько раз, причем брали в домах съестные припасы, а однажды убили дьячка."
Церковь Успения в селе Белый Берег стоит на высоком холме над долиной Днепра. Построена из кирпича в 1860-68гг. на средства помещика Жегалова.


Сохранилась трехярусная колокольня и центральная часть крестово - купольного храма (4 опоры, несущие на арках ярусах высокий барабан с куполами. К северу и югу к основному объему кирпичного храма в формах позднего классицизма прежде примыкали колонные портики, а с востока сильно вынесенная полукруглая беседка. Барабан храма в основании имеет уступ, от которого начинаются прочные проемы окон и тосканские пилястры.
По углам второго яруса колокольни помещены строенные колонны, восточные группы колонн заглублены в стену, что делает силуэт ассиметричным.
Состояние памятника катастрофическое. Отсутствует трапезная, портики, абсида основного объема.

                                                                   Село Крюково
Расположено на возвышенном месте, вблизи реки Днепр, при впадении в него реки Соль. В селе всего 9 домов среди коих находится каменный, довольно большой дом владельца, графа Дмитрия Гейдена и обширнейшее здание Крюковской двухклассной церковно-приходской школы.

Недалеко от села имеется колодец с железняковой водой, почитаемый святым и целебным для глаз. За селом - лес Д. Гейдена, который тянется на 20 верст и известен под названием "Болычева".
Село начало существовать с 1789 года, когда секунд - майор Андрей Богданович Лыкошин в своем имении Крюково устроил существующий до сего времени каменный двухэтажный храм с двумя престолами: придельным во имя св. евангелиста Иоанна Богослова внизу, и настоящим во имя Пресвятой Богородицы вверху.
Храм имеет вид корабля, обширен и окружен каменною оградою. При нем высокая каменная колокольня. Верхний храм с его высоким под мрамор и золото иконостасом внутри отличается величием.
Местно чтимые иконы: Иерусалимской Божьей Матери, Взыскания Погибших и Всех Скорбящих Радости. По живописи замечательны иконы: Господа Саваофа над царскими вратами, Ахтырской Божьей Матери в алтаре на горнем месте и св. Николая Чудотворца. Ризница при храме богатая: в ней есть два золотых облачения ценою 1500 рублей, среди предметов утвари есть массивный сребро-позлащенный потир с эмалью и серебряные покровницы с драгоценными камнями.
Почвы в приходе глина, смешанная с песком. На берегу реки Соли выкапывается плитняк, из которого делается известь и который идет на фундаменты.
Кроме земледелия в приходе развито скотоводство и льноводство. Некоторые из прихожан занимаются пчеловодством. Живут крестьяне бедно.
Местность, занимаемая приходом, чрезвычайно благоприятна для здоровья, так как в ней растут хвойные леса.
В селе находится двухклассная церковно-приходская школа с общежитием, устроенная графом Гейденом в 1900 г., в деревне Федино и Ольховка - школы грамоты.
Село первоначально принадлежало А.Б. Лыкошину (он был еще владельцем Николо -Погорелое, Богдановщины, Козулино, Присвятского), а после его смерти перешло во владение Санкт-Петербургского генерал - губернатора Храповицкого. В 40-х годах 19 века через брак дочери Храповицкого с графом Логгином Гейденом , оно перешло к последнему. В приходе течет р. Соля. У устья ее курганы польских времен.

                                                                       Село Казулино

Ранняя псевдоготика (имеющая мало общего не только с конструкциями, но даже с декором западноевропейской готики) редко встречается в этом регионе. Форма этого стиля - стрельчатые проемы с рустованным архивольтом и ромбические вставки между ярусами окон - играли большую роль в фасадном убранстве церкви в с. Козулино Бельского уезда (сейчас село оказалось на севере Сафоновского района), построенной в 1809 году (не сохр.). Ее план с двухэтажными пределами, повторявшими по размерам и формам алтарь, возможно возник под влиянием классицистической московской церкви Косьмы и Дамиана (архит. М.Ф. Казаков). Великолепный иконостас церкви в Козулино, имевший вид триумфальной арки с дугообразным планом, целиком принадлежал классицизму.

                                                              Село Перстенки

Церковь Покрова стоит на ровном открытом месте посреди села. Построена в 1810г. Кирпичные стены были оштукатурены. В этом памятнике раннего классицизма отдельные формы и объемная композиция храма связаны еще с барокко - четверик, перекрытый крутым сводом с люкарнами, рустовка стен нижнего яруса, форма алтаря. В то же время северный и южный фасады храма почти целиком заняты фронтонными портиками из шести тосканских пилястр.
Храм и колокольня завершаются малыми четырехгранниками с невысокими шпилями.
У окон углубленные обрамления, в стенах между пилястрами сделаны плоские ниши, а тимпаны фронтонов прорезаны полукруглыми окнами.

На второй ярус четверика храма наложены треугольники фронтонов и двускатные кровли (трапезной, алтаря). На колокольне в ярусе звона стены по углам оставлены гладкими, а поля прямоугольных ниш с высокими арками рустованы.
Внутри храма в уровне аттика сделаны тройные тромпы, сразу над которыми начинается восьмилотковый свод.

                               Несохранившиеся церкви Сафоновского района
1780 - 1790 год (Западная часть)
Село Высокое - церковь Рождества Пресвятой Богородицы (деревянная)
Село Рыбки - деревянная церковь во имя Воскресенья Христова
Село Николо Кремяное - церковь Николы Чудотворца.
Село Селецкое - деревянная церковь во имя святого Пророка Ильи.
Село Николо - Погорелое - каменная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделом Николая чудотворца
Село Овиновщина - каменная церковь во имя Преображенья господня.
Село Вержино - деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.
Село Троица - деревянная церковь во имя Сошествия Святого духа.

                                   Памятники г.Сафонова и Сафоновского района



У Дворца культуры 10 сентября 1954 года установлен памятник - скульптура одиночного солдата на постаменте. Высота - 4,5 м. Памятник изготовлен из гипса. Имеется надпись "Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины. 1941-1945".
В братской могиле покоятся останки 1870 воинов и партизан, погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Сафоновского района.
В 1985 году была произведена реконструкция Сквера Памяти у Дворца культуры и зажжен Вечный Огонь. На месте захоронения были уложены гранитные полированные плиты, посажены голубые ели, каштаны, установлены буквы "1941-1945". Вечный Огонь зажжен в день празднования 40-летия Великой Победы советского народа над фашистской Германией - 9 мая 1985 года.
Огонь зажег Ельцов Василий Федорович - бывший командир полевой разведки. В почетном карауле во время зажжения огня стояли участник Великой Отечественной войны, подполковник Судариков Петр Георгиевич, почетный караул солдат.
В 1995 году площадка у Вечного Огня была уложена плитами, были установлены гранитные плиты с именами погибших солдат и партизан, покоящихся в могиле №1.
8 мая 1995 года на окраине поселка Дурово установлен памятник воинам, погибшим за колючей проволокой в ноябре 1941-марте 1943 гг. от рук немецких фашистов. Автор памятника - Барышев Александр Петрович. На постаменте - воин со связанными руками, смотрит вдаль. Отлитый в бетоне солдат, плененный, но не сломленный. Надпись: "Люди, покуда сердца стучатся, помните, какою ценой завоевано счастье. Пожалуйста, помните!"
На другой стороне: "Здесь похоронены узники лагеря".
Члены поискового отряда "Поиск" под руководством Шелаева Александра Николаевича произвели на территории бывшего лагеря военнопленных раскопки и обнаружили две огромные ямы, заполненные трупами. Из воспоминаний старожилов поселка следует, что на территории скотного двора в сараях и под открытым небом за колючей проволокой находилось в плену около 1,5 тысячи солдат, местных жителей, заподозренных в оказании сопротивления фашистам, за связь с партизанами. Сильный мороз, голод, болезни приводил к тому, что сотни людей умирали. Мертвых, а иногда и полуживых фашисты сбрасывали в ямы прямо на территории лагеря. Две ямы с трупами были обнаружены в 1989 году и в 1990 году произведено перезахоронение в братскую могилу, которая расположена в пос. Дурово.
В деревне Рыбки на месте боев в 1941-1943 годах находится братская могила. В сентябре 1943 года открыт памятник. Автор - Барышев Александр Петрович. На постаменте - стела, увенчанная знаменем, на котором рельеф воина в каске; надпись: "За Родину!", ниже - сжатый кулак, даты "1941-1945". Территория уложена плиткой, рядом могила с памятником.

Памятник 11 воинам у Лицея №5 установлен по ул. Октябрьской. Скульптор И.Лавренев, художник Селезнев Сергей Николаевич) в 1985 году.

                                           Исторические места Сафоновского района.

На территории нашего района находится 91 памятник. Из них:
22 археологических. Городищ -18, обелисков - 30;
53 исторических;
6 архитектурных.
В районе - 20 братских могил, 11 музеев, 5 одиночных могил.

                                                                     Мемориальные доски
1. г. Сафоново, ул. Советская - Репину и Ковалеву
2. г Сафоново, ГДК - Маршалу Тухачевскому М.Н.
3. Интернат - Ю.А.Гагарину
4. Рыбки - Герою советского Союза Рудакову
5. Зимницы - Якушкину И.Д.
6. Николо-Погорелое - Энгельгардту А.Н.
7. Издешково - Иконникову и Романову
8. Издешково - Герою Советского Союза Корякову
9. Дуровская школа - Казакову.

                                                            Архитектурные памятники
г. Сафоново:
1. Дворец культуры угольщиков;
2. Здание средней школы №1;
3. Здание музыкальной школы;

4. Здание вокзала;

5. Здание бывшего кинотеатра "Шахтер".

                                                Места захоронений в Сафоновском районе
1. Братская могила в центре города - 1870 человек;
2. Дер. Городок - 275 человек;
3. Д. Николо-Погорелое - 421 человек;
4. Село Нееловское (д. Лесное) - 626 человек;
5. Издешково - 172 человека;
6. Алферово - 194 человека;
7. Ст. Село - 328 человека;
8. д. Лукино - 168 человек;
9. д. Бессоново - 46 человек;
10. д. Богдановщина - 108 человек;
11. д. Леоново Какушкинского с/с - 72 человека;
12. д. Казулино - 117 человек;
13. д. Какушкино - 26 человек;
14. д. Курдюмово - 17 воинов-десантников 8-й десантной бригады.

                                                                   Обелиски
1. Д. Булычево - в память о расстреле мирных жителей;
2. Д. Борятино - в память о зверски сожженных мирных жителях;
3. Д. Залазня - в память о массовом сожжении мирного населения;
4. Д. Леоново - в память массового сожжения мирного населения;
5. П. Вадино - в память о погибших партизанах;
6. Д. Неелово - в память 78 воинов и партизан, погибших в совхозе;
7. Д. Неелово - в память о массовом расстреле мирного населения;
8. Д. Беленино - в память 42 воинов и партизан;
9. Д. Покровское - в память о массовом расстреле мирных жителей;
10. Д. Дроздово - в память 54 воинов и партизан;
11. Д. Богдановщина - в память о боевых действиях;
12. Д. Путьково - в память о военных действиях 8-й воздушно-десантной бригады в январе 1942 года;
13. Д. Казулино - в честь 30-ти погибших воинов и партизан;
14. Д.Рудница - в память о расстреле мирных жителей;
15. Д. Серново - жителям Казулинского сельского совета, погибшим от рук немецко-фашистских захватчиков;
16. Д. Прудки - в память о 17-ти погибших воинов и партизан;
17. Д. Перстенки - в память 8-ми воинов и партизан;
18. Д. Васильевское - установлен в честь 92 воинов и партизан;
19. Д. Алферово - в память 21 воина и партизана;
20. Д. Старое Село - в память 32 воинов и партизан;
21. Д. Николо-Погорелое - в память погибших воинов;
22. Д. Вышегор - в память о 48 погибших;
23. Д. Рыбки - в память о 10 погибших;
24. Д. Бараново - в память 82-х воинов;
25. Д. Пушкино - в память 147 воинов и партизан;
26. Д. Леоново - в честь 12 воинов и партизан;
27. Д. Какушкино - в память о 8-ми погибших воинах и партизан;
28. Д. Зимницы - в память 12-ти воинам и партизанам;
29. Д. Морозово - в честь 8 воинов и партизан;
30. П. Издешково.

                                                                       Монументы
1. Д. Дроздово. Памятник партизанке Новиковой Александре;
2. Д. Николо-Погорелое. Могила учительницы-партизанки Марченковой Екатерины Петровны, расстрелянной фашистами;
3. п. Вадино. Могила секретаря подпольной ком. организации Петрушина Михаила Александровича, казненного фашистами в 1942 году;
4. Д. Беленино. Памятник Герою Советского Союза Самойлову Ивану Михайловичу;
5. Памятник В.И.Ленину в центре г. Сафоново (красная медь);
6. Мемориальная доска на ст. Сафоново установлена 7 июня 1971 г. в честь прибытия М.И.Калинина на ст. Дорогобуж с агитпоездом "Октябрьская революция" в 1919 году;
7. Д. Иваники Дуровского с/с. Могила партизана-подпольщика Пазика Терентия Васильевича, расстрелянного фашистами;
8. Бюст генерала Ф.А.Боброва, командира 42 стрелковой дивизии, освобождавшей п. Издешково;
9. Могила партизана В.Е.Амосенкова, расстрелянного фашистами
8 мая 1990 года произведено перезахоронение 127 воинов, павших в районе д. Рыбки в 10-ти гробах в Братской могиле д. Рыбки.

 

Не знаете, что почитать? 
Знаменитости рекомендуют 
свои любимые книги.